Репрессии – это просто массовый садизм

Так оно и есть. Причём, иного сценария на этот счёт вообще никак не бывает. Если в обществе наблюдается застой и провал в отношении создания и развития животворящего, если оно живёт страданиями и смертями, если в нём все боятся какого-то там Сталина или иного якобы суперлидера, то это значит только одно: речь идёт о социальной среде, которую поглотил массовый садизм. Он всегда однозначно в ответе за любые общественные проблемы, имеется ввиду, за хронически неустранимые мучения, ну или за вдруг возникающие, якобы ни с того, ни с сего. Проблема эта ужасна. Причём, только потому, что на Земле её пока ещё не научились решать. Что происходит по двум основным причинам. Первая из них состоит в том, что сторонников садизма, стало быть, содомитов, жизнененавистников не хотят всерьёз проверять на пригодность к жизни, а это значит, на способность участвовать в социальных связях, основанных на межполовой, созидательной, респектабельной любви, вместо этого любых таких негодяев априори считают нормальными, на что угодно хорошее способными. И это притом, что они не могут жить чем-то ещё, кроме жестокого, циничного умерщвления всего, в том числе, себя.

Вторым ключевым источником земной общественной разрухи является культ унижений. То есть, принятие за норму униженности человека. Чего, конечно же, ни в коем случае допускать нельзя. Ведь, конструкция благополучного бытия строится только лишь способом пробуждения, изучения и целенаправленной, уважительной реализации людских стремлений жить прекрасно. Стоит допустить в этой схеме попрание человеческих вожделений, отказ от их анализа и претворения, и всё покатится в тартарары. Имеется ввиду, туда, где нынче находится социум Земли и ещё ниже. Ведь у нас, в общем-то, всё подчинено выращиванию массового садизма, а значит, раздавливанию людей в их личностных стремлениях. Что по глубочайшей ошибке считается чуть ли не идеальной политикой сдерживания, миролюбия, умения жить в мире и в согласии. И совершенно неважно, что от этого все только лишь постоянно грызутся и мрут в страданиях.

Пока люди не признают своего полнейшего провала в организации бытия, а это может и должно произойти только с жизнелюбами, то есть, с теми, кому противны мучения и заклания. Пока эта часть социума не захочет выживать, посчитав более неприемлемой свою собственную смертность, ничего хорошего произойти не может. Ибо путь спасения лишь один: образование общества уважительных, созидательных гетеросексуалов, соответственно, тех, кто даже думать не захочет про унижения, тем более, про культ садизма, про массовую им увлечённость. Без респектабельности в отношении желаний, причём, как жить, так и умирать, любой социум обречён. Ибо существовать он сможет только до тех пор, пока не перестанет реализовывать рвения, как к жизни, так и к смерти, чётко отделяя их носителей друг от друга. Именно такой расклад позволяет выявлять, как нормальных, так и смертников, давая возможность одним строить расцвет благополучия, а другим в сторонке умирать, никого не тревожа, а значит, не мешая процессу роста цивилизационного процветания. Бессмертие и бесконфликтность достигаются этим путём, все остальные дороги ведут к смерти.