К чему привело оправдание жертв репрессий?

Возможно, этот вопрос прозвучит странно, однако, несмотря на всю якобы имеющую место быть многозначительность данного процесса, явно выраженных позитивных результатов он не дал. Советская действительность в развитии ни в прямом, ни в переносном не прыгнула, не скаканула, в общем, никак не рванула, вместо этого, продолжила топтаться на месте, делая вид, будто движется вперёд. Как бы это для кого-то кощунственно не выглядело, но полезных результатов, имеется ввиду, вещественных, а заодно и общественных оправдание жертв репрессионных чисток не породило. Из чего можно сделать вывод, о том, что в социум вернулись вовсе не те люди, которые могли бы стать инициаторами развития, неких выраженных, полезных перемен. А заодно и констатировать тот факт, что приняло их общество, мягко говоря, несклонное жить хорошо, стало быть, заметно прогрессировать в данном направлении. Если к этому прибавить тот факт, что многие, так называемые, жертвы были обвинены по серьёзным статьям, в том числе, за разрушительные диверсии, ко всему ещё и совершённые ими по заказам иностранцев, то эпопея оправданий всех этих лишь предположительно хороших кадров выглядит, по меньшей мере, странной, точнее, по-настоящему нелепой.

Особенно, в свете того, что, похоже, первое, чем занялись освобождённые узники, так это раздуванием принципиально лживой, полностью абсурдной и при этом нагло канонизируемой пропаганды, утверждавшей, будто при Сталине в тюрьмы и в лагеря кидали буквально за два украдённых колоска пшеницы, а то и вовсе из-за анонимного, непонятно кем написанного доноса. Данный расклад весьма обоснованно наводит на мысль о том, что именно таковым было настоящее, подлинное естество тех, кого постигла счастливая участь снятия политических и прочих судимостей. Больше того, если подумать, то практически сразу становится понятно, откуда в СССР стала всё активней прорастать и распространяться, превращаясь в самую настоящую мечту о счастье, мода на всё западное, которая, на самом деле, являлась активно скрываемым культом унижения всего советского, дискредитации имеющегося в стране научного и производственного потенциала, вместо его грамотного, плодотворного развития. А уж насколько при всём при этом кристально ясной видится действительная подоплёка знаменитой «Перестройки», прежде всего, представлявшей собой процесс окончательного уничтожения в сознании граждан Союза приверженности построению единственно верного всеобщего благополучия… Жаль вот только, что про всю эту, крайне важную, суммарную оборотную сторону оправдания жертв, так называемого, ясное дело, выдуманного сталинизма, вообще нигде не говорят, а самое главное, ничего не делают в отношении исправления последствий столь пагубных событий.